Что за врач онколог

Общие сведения

Онкология – обширный раздел медицины, который изучает новообразования (опухоли) различного происхождения, закономерности их возникновения и механизмы развития, методы их диагностики, лечения и профилактики.

К онкологическим заболеваниям относят разнородные опухоли, которые развиваются из определенного типа ткани. Это системные заболевания, поскольку развитие опухолевого процесса так или иначе затрагивает все системы и органы человека.

Составляющие злокачественные опухоли атипичные раковые клетки отличаются:

  • нарушением способности к образованию определенного фенотипа, что вызывает нарушение структуры ткани в месте локализации опухоли;
  • ускоренным размножением и способностью существовать практически вечно, что приводит к агрессивному росту опухоли (обычные клетки организма после нескольких делений погибают);
  • способностью распространяться с током крови или лимфы (образовывать метастазы).

Онкологические заболевания не являются приговором – согласно современным исследованиям, раковые клетки в единичных количествах появляются и у здоровых людей, но успешно уничтожаются иммунной системой организма. Выявленный на ранней стадии онкологический процесс в большинстве случаев гарантирует длительную ремиссию или полное излечение.

Виды врачей

Тип онкологического заболевания зависит от гистологической структуры и локализации опухоли.

Так как локализованные даже в одном органе новообразования могут отличаться и по структуре, и по течению заболевания, онкология подразделяется на множество более узких специальностей.

В зависимости от узкой специализации, врач-онколог может быть:

  • Онкологом-андрологом. Этот специалист занимается доброкачественными и злокачественными опухолями мужской половой системы.
  • Онкологом-гинекологом, который занимается опухолями женской половой системы.
  • Онкологом-гастроэнтерологом, сферой деятельности которого являются опухоли пищеварительной системы.
  • Онкологом-гепатологом, который изучает и лечит новообразования печени.
  • Онкологом-проктологом. Этот врач занимается опухолями прямой кишки.
  • Онкологом-пульмонологом. Этот специалист занимается новообразованиями легких.
  • Онкологом-нефрологом, сферой деятельности которого являются опухоли почек.
  • Онкологом-урологом. Этот врач занимается новообразованиями мочевого пузыря и мочевыделительной системы.
  • Онкологом-эндокринологом, который занимается опухолями желез внутренней секреции.
  • Онкологом-маммологом – это специалист, который лечит новообразования молочной железы.
  • Онкологом-ортопедом, который занимается доброкачественными и злокачественными опухолями суставов, костей и мягких тканей.
  • Онкологом-дерматологом, к сфере деятельности которого относятся опухоли кожи.
  • Онкологом-гематологом – является врачом, который занимается опухолями крови и кроветворных органов.
  • Онкологом-кардиологом – это специалист, который изучает и лечит новообразования сердца.
  • Лором-онкологом, который занимается лечением опухолей уха, носа, гортани и глотки.
  • Нейроонкологом, который занимается опухолями головного мозга и нервной системы.

Так как онкологические заболевания влияют на психическое состояние пациента, имеют определенную закономерность распространения и особенности течения заболевания у разных возрастных групп, выделяют также такие узкие специализации, как:

  • Онкоэпидемиологию. Врачи данного профиля выявляют и изучают закономерности распространения доброкачественных и злокачественных новообразований среди отдельных групп населения или среди всего населения определенного региона.
  • Онкогигиену. Сферой деятельности специалистов этого профиля является изучение источников и механизмов развития онкологических заболеваний, а также разработка онкогигиенических (профилактических) мероприятий.
  • Психоонкологию. Врачи данной специализации занимаются изучением влияния онкологического заболевания на психику пациента.
  • Педиатрическую онкологию. Специалисты по детской и подростковой онкологии занимаются изучением и лечением онкологических заболеваний у пациентов данной возрастной группы. Детские онкозаболевания часто являются результатом изменений в ДНК и лучше поддаются химиотерапии, чем онкологические заболевания у взрослых. Детский онколог чаще всего сталкивается с опухолями мозга и нервной системы, лейкозом и нейробластомой, которая может развиваться в любом органе.
  • Гериатрическую онкологию. К сфере деятельности специалистов этого профиля относится изучение особенностей онкологических заболеваний у людей пожилого возраста.

В зависимости от применяемых методов лечения онкологических заболеваний, врачи данной специальности подразделяются на:

  • онкологов-хирургов, которые занимаются хирургическим лечением новообразований (торакальный онколог занимается операциями на органах грудной клетки, абдоминальный хирург-онколог оперирует органы брюшной полости и т.д.);
  • онкологов-радиологов, которые лечат заболевание при помощи ионизирующей радиации (лучевая терапия);
  • онкологов-химиотерапевтов, которые лечат различные виды злокачественных новообразований введением в организм противоопухолевых химиотерапевтических агентов (применяются специальные химические вещества или лекарственные препараты).

Специалисты в области онкоиммунотерапии изучают возможности лечения новообразований иммунологическими препаратами и методами воздействия на иммунную систему.

Что лечит онколог

Врач-онколог – это специалист, который лечит доброкачественные и злокачественные новообразования, возникающие при нарушении процессов деления и роста клеток.

Доброкачественные образования

Доброкачественные опухоли растут медленно, обычно не влияют на организм в целом (исключение – сдавление жизненно важных центров), не образуют метастаз и редко затрагивают соседние органы и ткани.

У клеток доброкачественной опухоли утрачена способность контроля клеточного деления, но частично или полностью сохранена способность к дифференцировке (по структуре напоминают ткань, из которой они произошли). Может также частично сохраняться специфическая функция ткани.

К доброкачественным опухолям, которыми занимается онколог, относят:

  • Фиброму – опухоль, которая образовалась из соединительной ткани. Развивается в подкожной соединительной ткани на любом участке тела и в соединительной ткани женских половых органов.
  • Липому – опухоль, происходящую из жировой ткани. По структуре липомы почти не отличаются от нормальной жировой ткани, отграничены капсулой, подвижны и могут доставлять болевые ощущения.
  • Миому – капсулированную опухоль, которая развивается из мышечной ткани. Может быть одиночной или множественной. Из гладкомышечной ткани образуется лейомиома, а из поперечнополосатой — рабдомиома.
  • Хондрому, которая развивается из хрящевой ткани. Отличается медленным ростом, часто образуется на месте травмы или повреждения ткани.
  • Остеому – четко ограниченную опухоль костной ткани. Обычно бывает единичной и врожденной.
  • Ангиому – опухоль, которая образуется из кровеносных сосудов. Располагается под кожей, выглядит как сильно расширенные извилистые сосуды.
  • Гемангиому, которая является врожденным образованием с расширенными капиллярами.
  • Лимфангиому – врожденную опухоль лимфатических сосудов, которая активно растет в детском возрасте.
  • Глиому – опухоль из нейроглиальных клеток (вспомогательных клеток нервной системы).
  • Невриному – опухоль, которая развивается преимущественно в периферических нервах и корешках спинного мозга, но может развиться и из черепных нервов.
  • Эпителиому – опухоль, происходящую из плоскоклеточного эпителия (наиболее распространенный вид доброкачественных новообразований).
  • Аденому – опухоль, образующуюся из ткани железы.

К доброкачественным новообразованиям относят также кисту, которая является полостью со стенкой и содержимым (может быть жидким). Возможен стремительный рост этого образования.

К доброкачественным заболеваниям, которые лечит онколог, относят и неврофиброматоз (болезнь Реклингаузена). При данном заболевании образуется множество пигментных пятен и фибром, а также наблюдается воспаление нервов.

Доброкачественные новообразования часто являются случайной находкой при обследовании по другому поводу, так как никаких проявлений заболевания при небольших размерах опухоли не наблюдается.

Злокачественные образования

Злокачественные опухоли растут быстро (темп роста зависит от вида опухоли), оказывают влияние на весь организм из-за раковой интоксикации, склонны прорастать в соседние органы и ткани, а также склонны к рецидиву даже при полном удалении новообразования.

На определенном этапе развития злокачественные опухоли образуют метастазы – клетки изначальной опухоли разносятся по организму с током крови, лимфы или распространяются по серозной оболочке, и вторичная опухоль начинает развиваться на новом месте.

У клеток злокачественных новообразований отсутствует контроль над делением и дифференцировкой – раковая опухоль при гистологическом исследовании может настолько отличаться от ткани пораженного органа, что невозможно по структуре определить происхождение этих клеток.

Клетки опухоли могут быть высокодифференцированными, среднедифференцированными, низкодифференцированными и недифференцированными. Чем ниже степень дифференцировки, тем быстрее делятся клетки и увеличивается опухоль.

Онколог занимается лечением таких злокачественных новообразований, как:

  • Карцинома (рак). Злокачественные клетки при раке отличаются эпителиальным происхождением. Развивается опухоль из эпителия, который выстилает внутренние полости различных органов, или из покровного эпителия. В зависимости от типа эпителия, выделяют аденокарциному (опухоль развивается из железистого эпителия), базалиому (развивается из базальных клеток эпителия), плоскоклеточный рак (развивается из клеток верхнего слоя кожи, кератиноцитов) и переходноклеточный рак, который развивается из переходного эпителия.
  • Саркома. Является группой злокачественных новообразований, которые развиваются из активно делящейся, «незрелой» костной, хрящевой, мышечной и жировой соединительной ткани. От карциномы саркома отличается отсутствием привязанности к каким-либо органам.
  • Лейкоз (лейкемия). Это группа злокачественных заболеваний, при которых злокачественные клетки могут образовываться как из незрелых предшественников крови, так и из созревающих и зрелых клеток. Первоначальная опухоль локализуется в месте расположения костного мозга, замещая постепенно ростки кроветворения.
  • Лимфома. Злокачественные новообразования развиваются из лимфоцитов. Первоначальная опухоль локализуется в лимфатических узлах, однако в дальнейшем дает метастазы по всему организму. Незрелые лимфоциты могут поражать костный мозг.

Отдельно выделяют опухоли центральной и периферической нервной системы, происхождение и механизм развития которых до конца не изучен.

Онкологи лечат такие новообразования нервной системы, как:

  • нейроэктодермальные опухоли (включают относительно доброкачественные и злокачественные опухоли — астроцитому, олигодендроцитому, эпендимому, глиобластому, медуллобластому, пинеалому, хориоидпапиллому, невриному, ганглиозноклеточные опухоли и опухоли сложного состава);
  • опухоли из производных мезенхимы (доброкачественные и злокачественные менингиомы);
  • аденомы гипофиза (хромофобные, базофильные, эозинофильные и смешанные);
  • опухоли из остатков гипофизарного хода (доброкачественные краниофарингиомы, которые в редких случаях трансформируются в злокачественные);
  • гетеротопические опухоли эктодермального происхождения (включает доброкачественную холестеатому и дермоид);
  • тератомы и тератоидные опухоли, которые встречаются редко;
  • метастатические опухоли, которые развиваются преимущественно при раке легкого и раке молочной железы.

Также онкологи занимаются лечением пигментных опухолей (меланом или меланобластом), которые развиваются из пигментных клеток мягких мозговых оболочек. Меланома часто дает метастазы в мозг.

Когда нужно обращаться к онкологу

Консультация онколога необходима людям, у которых:

  • наблюдаются частые носовые кровотечения, выделяется кровь из половых органов или кровь присутствует в кале или моче;
  • произошла сильная потеря веса, и резкое похудение не имеет адекватных объяснений;
  • появились новообразования на коже либо изменились существующие родинки, бородавки и другие кожные образования (особенно важно посетить врача при кровоточивости кожных образований);
  • появились уплотнения на любом участке тела (следует обращать пристальное внимание на уплотнения в молочной железе);
  • наблюдается уплотнение и увеличение лимфоузлов;
  • наблюдаются частые и длительные лихорадочные состояния, которые не объясняются наличием других патологий;
  • присутствуют постоянные болезненные ощущения в какой-либо области;
  • наблюдаются приступы головной боли непонятного происхождения, ухудшились зрение, слух и координация движений;
  • появились патологические выделения из молочных желез или прямой кишки, присутствуют беспричинные диареи;
  • резко ухудшилось общее самочувствие, наблюдается потеря аппетита или тошнота при отсутствии выявленных патологий желудочно-кишечного тракта;
  • длительный период присутствует ощущение дискомфорта в том или ином органе (давление, першение и т.д.).

Так как онкологические заболевания успешно лечатся на ранних стадиях, но эти стадии не отличаются выраженной симптоматикой, рекомендуется регулярно проходить профилактические осмотры у терапевта, гинеколога и других специалистов.

Профилактические посещения онколога показаны:

  • Пациентам после прохождения лечения любого онкологического заболевания. Количество посещений и интервал между ними устанавливается врачом в индивидуальном порядке, минимально – раз в год при отсутствии рецидива и неагрессивном типе заболевания.
  • Лицам, страдающим циррозом печени, мастопатией или имеющим полипы в кишечнике.
  • Рожавшим женщинам после 45 лет и нерожавшим после 40 (посещать необходимо онкомаммолога, так как в этом возрасте часто развивается рак груди).
  • Мужчинам после 50 лет из-за риска развития онкозаболеваний.
  • Членам семьи онкобольных, поскольку существует генетическая предрасположенность к раковым заболеваниям определенного типа.
  • Людям, которые работают на вредных производствах с высоким уровнем известных канцерогенов (радиация, формальдегид, асбест и т.д.).

Этапы консультации

К онкологу пациенты обычно попадают по направлению других специалистов, которые заподозрили наличие у больного онкозаболевания.

Главной задачей доктора-онколога является выявление опухоли в процессе осмотра и исследование ее свойств.

Первичный осмотр включает:

  • сбор анамнеза, в том числе и семейного, и уточнение жалоб для составления картины первичной симптоматики заболевания;
  • визуальный осмотр и пальпацию проблемных участков тела, а также участков, которые могут быть подвержены метастазам;
  • назначение анализов и инструментальных исследований, позволяющих выявить опухоль конкретного типа.

При выявлении опухоли проводится биопсия — метод исследования, который заключается в заборе биологического материала (клеток или тканей) для гистологического анализа.

На вторичном приеме врач изучает результаты анализов и исследований, ставит диагноз и назначает лечение.

В дальнейшем консультации онколога проводятся по индивидуальному графику для отслеживания динамики процесса терапии или результатов операции.

Диагностика

Для постановки диагноза врач-онколог использует:

  • Клиническую историю пациента, которая включает жалобы больного, его общее состояние и наличие онкологических заболеваний у родственников.
  • Результаты биопсии. Это обязательный диагностический метод в онкологии, который позволяет исследовать тип клеток и подтверждает или опровергает наличие онкологического заболевания.
  • Общий анализ крови, который при онкологическом заболевании выявляет повышение СОЭ, увеличение количества нейтрофилов и снижение числа лимфоцитов.
  • Биохимический анализ крови, который при наличии заболевания выявляет снижение уровня общего белка и мочевины. При саркоме, раке печени, легких и органов репродуктивной системы может меняться уровень сахара в крови. Онкологические заболевания печени сопровождаются повышением уровня билирубина и АЛТ, а повышенный уровень щелочной фосфатазы является признаком опухолей костной ткани, поражения желчного пузыря или печени.
  • Анализ крови на онкомаркеры. Этот анализ используется для оценки динамики заболевания, позволяет своевременно выявить рецидив, оценить эффективность терапии и заподозрить онкологический процесс на ранней стадии.
  • Рентгенографию. Для выявления рака легких проводится бронхография, сосудистые опухоли помогает обнаружить ангиография, а опухоли молочной железы – маммография.
  • УЗИ – безвредный метод исследования, который позволяет получить изображение внутренних органов и выявить новообразование в полостях тела.
  • МРТ и КТ, которые позволяют получить изображение исследуемого органа, выявить присутствие опухоли и наличие крупных метастаз при использовании контрастного вещества.
  • Сцинтиграфию (изотопное исследование костей) для выявления метастаз.
  • Инструментальные методы. Гастроонкологи используют для диагностики заболевания эзофагоскопию, гастроскопию, дуоденоскопию, колоноскопию и ректороманоскопию. Пульманологи назначают бронхоскопию и торакоскопию, онкологи-урологи – цистоскопию, уретроскопию и нефроскопию, а онкологи-гинекологи – кольпоскопию и гистероскопию.

Также могут применяться позитронно-эмиссионная томография и однофотонная эмиссионная томография.

Для своевременной диагностики у населения с факторами риска развития определенного вида онкопатологии проводится скрининг (первичное обследование при отсутствии симптомов заболевания).

Лечение

Лечение онкологического заболевания зависит от его типа, агрессивности и стадии развития. Также на выбор метода лечения влияет общее состояние пациента.

Для лечения пациентов онкологи применяют:

  • Хирургические методы. Могут применяться радикальные операции, при которых удаляется вся измененная раком ткань, криохирургия, лазерная хирургия и т.д.
  • Лучевую терапию (радиотерапию).
  • Химиотерапию.

Какие заболевания лечит онколог и при каких симптомах к нему обращаться

Кто такой онколог

Онколог — это врач, в сферу деятельности которого входит диагностика и лечение различных онкологических заболеваний. Специалисты также ведут диспансерный учет пациентов с различными опухолями.

Онкологи обычно имеют узкую специализацию: онколог-маммолог, онкодерматолог, онколог-пульмонолог, онколог-гинеколог и т.д. Онкологи тесно связаны с другими врачами. Поэтому если у терапевта или узкого специалиста возникли какие-либо подозрения на онкологическую патологию, то он направляет пациента на консультацию к онкологу.

Онкология – это отрасль медицинской науки, занимающаяся изучением образований злокачественного или доброкачественного характера, их происхождения, механизма и этиологии развития, патогенеза и диагностики, лечения и профилактических мероприятий. Онкологические заболевания представляют собой патологические процессы, сопровождающиеся образованием опухолей доброкачественного или злокачественного характера.

Подобные опухоли могут образоваться в любой части организма, поэтому в диагнозе указывается конкретная локализация, например, онкологическое заболевание молочной железы, легких, почки и пр. Если оставить опухоль без должного лечения, то она пустит метастазы и распространится в другие области тела.

Назовем основные заболевания, с которыми приходится сталкиваться и бороться онкологам:

  • Рак мочевого пузыря;
  • Полип кишечника;
  • Опухоли толстой и прямой кишки;
  • Опухоли полости рта и опухоли пищевода;
  • Базалиома;
  • Карциноид;
  • Глюкагонома;
  • Гемангиома печени;
  • Гепатобластома;
  • Рак матки, влагалища, шейки матки, яичников, маточных труб, молочной железы;
  • Меланома;
  • Опухоли костей, почек, желудка;
  • Инсулиома;
  • Опухоли яичка, полового члена;
  • Рак щитовидной железы, предстательной железы;
  • Колоректальный рак;
  • Гепатоцеллюлярная аденома;
  • Опухоли легкого, печени;
  • Саркома кожи;
  • Опухоли головы и шеи;
  • Гигантоклеточные опухоли;
  • Острый лимфоцитарный лейкоз;
  • Хронический лимфоцитарный лейкоз;

Какие заболевания лечит онколог:

С какими симптомами обращаются к онкологу

Практически все онкологические заболевания в начале развития не имеют выраженных симптомов, но существует ряд признаков, которые должны стать причиной для обращения к врачу:

  • Частые кровотечения любого типа.
  • Появление кожных новообразований.
  • Увеличение в размерах неявных бородавок.
  • Наличие уплотнений на коже.
  • Уплотнение и увеличение лимфоузлов.
  • Необъяснимые лихорадочные состояния.
  • Периодическое повышение температуры тела.
  • Частые головные боли разной интенсивности и локализации.
  • Резкое ухудшение общего самочувствия.
  • Резкое снижение в массе тела.

Все вышеперечисленные симптомы могут присутствовать и при других заболеваниях, но если есть какие-либо подозрения, лучше обратится к врачу. Врач-онколог проведет консультацию, назначит нужные обследования, результаты которых помогут поставить правильный диагноз.

При каких симптомах обращаться к онкологу:

Прием у онколога

Единственным фактором, который влияет на процесс проведения первичного осмотра пациента онкологом, является самочувствие больного, то есть его жалобы на состояние своего здоровья.

Первое, чем должен заняться онколог при посещении пациента, это собрать факты анамнеза, то есть составить так называемую историю заболевания. Для этого следует выслушать все его жалобы. Кроме того с помощью визуального осмотра органов (пальпации) выявить наличие видимых осложнений болезни, указывающих на развитие того или иного вида онкологического заболевания.

На основании визуального осмотра и жалоб на состояние здоровья пациента онколог рекомендует сдать специфические анализы для того, чтобы установить окончательный диагноз. Самыми распространенными из них являются:

  • мазок с шейки матки, который поддается исследованию клеток;
  • рентгенографическое исследование молочных желез (маммографическое исследование) ;
  • один из анализов крови, который сдается для установления онкомаркеров;
  • пункции;
  • ультразвуковое исследование, а также КТ (компьютерно-томографическое исследование).

Онколог в процессе своей работы не только диагностирует и лечит опухоль. Кроме этого он изучает риск, когда доброкачественная опухоль может перерасти в злокачественную, что вполне вероятно.

Как лечит онколог

Основной метод лечения онкологических заболеваний — химиотерапия, применяемая в разных формах. Одним из новых направлений в лечении онкозаболеваний это назначение онкоиммунологических препаратов. Этот раздел сейчас развивается в отдельное направление в онкологии — онкоиммунология.

Также при лечении онкологических заболеваний проводят хирургические операции, лучевую и фотодинамическую терапию, используют гормональные препараты.

Если опухоль неоперабельна, онкологи проводят паллиативное лечение, включающее различные процедуры и манипуляции, которые улучшают его качество жизни.

Вопросы и ответы по теме «Онколог»

Вопрос: Добрый день, мне 48 лет. Диагноз: биопсия желудка атрофический гастрит с дисплазией 2-ой степени, заброс желчи-рефлюкс. Если это предрак, как везде написанно. Может на этом этапе начать хирургическое вмешательство дабы избежать осложнений на другие органы?
Ответ: С одной стороны дисплазия 1 и 2 степени успешно лечится консервативными методами, а с другой — у пациентов возрастной группы старше 50 лет (а вы к ней уже близки) метапластические процессы развиваются гораздо быстрее и чаще приводят к формированию злокачественной опухоли. Поэтому решающее слово остается за лечащим врачом, который лучше знаком с вашей ситуацией.

Вопрос: Здравствуйте! У моей мамы (58 лет) выросла на голове липома или атерома. После удаления отправили на анализ. Обнаружили раковые клетки. Теперь онкологи говорят, что у нее 4 стадия рака молочной железы. Описание препарата: ER(3+++) PR(3+++) TTF-1(-) CDX2(-) маммоглобин(+). Что это означает? Ее ничего не беспокоит. Может ли эта липома быть показателем рака? И каков прогноз после лечения?
Ответ: Здравствуйте, дело в том, что вашей маме выполнили не просто гистологическое исследование удаленного образования, но иммуногистологическое исследование, к сожалению, так иногда бывает, когда бессимптомно протекающий рак обнаруживают уже по отдаленным метастазам. Прогноз точно я вам сказать не могу, но то, что это лечится с достижением очень хороших результатов, это точно, кроме химиотерапии вашей маме возможно проведение программ лечения противоопухолевой гормонотерапии, а это дополнительный шанс для получения хороших результатов.

Вопрос: Здравствуйте! Мне 54 года, в 2010 г. мне была проведена операция: Онкоцитома правой почки. Нефроктомия справа с ПЛАЭ. В декабре 2011 г. была проведена операция по поводу удаления образования в левой подмышечной области. Гистология: Клеточная шваннома, встречаются единичные митозы и полиморфизм клеток. Индекс пролиферации по Ki 67 5-7%. В данное время у меня сильно отекла левая рука и с левой стороны спина. Сосудистый врач выписал лишь уколы Сулодексида и мазь Траксевазин. Но отек растет с каждым днем. Что это может быть?
Ответ: Здравствуйте! Обращаться следует к онкологу обязательно, вас дообследуют, проведут узи, посмотрят сосуды в данной области, так как причин нарастания отека может быть много и затягивать с диагностикой точной причины не стоит.

Вопрос: Здравствуйте! Моей сестре 31 год, есть ребенок. Обратилась к гинекологу с жалобой на обильные месячные. Кроме того ей поставлен диагноз эндометриоз и фибромиома 5-6 недель. Она сдала анализ СА125 показатель-161,1. На данный момент она беременна, срок 3 недели. Беременность хочет сохранить. Может ли этот анализ говорить об онкологии?
Ответ: Здравствуйте! Данный анализ лишь косвенно может указывать на онкологический процесс. СА-125 может повышаться и при выраженном эндометриозе. Необходимо дообследоваться.

Вопрос: Здравствуйте. В левой ягодице появилась боль как от «болючего» укола, в первые две недели терпимо. Потом боль стала сильнее и появилась небольшая припухлость в сопровождении температуры от 38 до 40, почти каждый день. Обратился к терапевту, поставили укольчик обезбаливающий и температурный, назначили таблетки Кетанол и УЗИ. На УЗИ на ощупь врач видит и чувствует уже конкретную опухоль, размер с куриное яйцо, но прибор не видит воспалительных процессов и воспаления лимфоузлов. На мониторе все ровно и чисто. Что мне делать, может обратиться к онкологу? Или может что-то другое попробовать?
Ответ: Здравствуйте. Действительно нельзя исключить опухоль, которая прилежит к нервному окончанию (может исходить из оболочек седалищного нерва, как вариант). Необходимо выполнить МРТ данной области. Если на ощупь опухоль пальпируется, выполнить трепанбиопсию.

Вопрос: Здравствуйте, моей маме сделали 9 ноября операцию, через неделю у неё поднялась температура, и вот уже неделю держится. Диагноз: Карциносаркома тела матки Т2б N0Mо IIб st. Сопут. Сахарный диабет 2 типа, ср.ст. тяжести. Операция: Лапаротомия. Экстирпация матки с придатками. Карциносаркома тела матки с инвазией эндометрия, миометрия и цервикального канала шейки матки. Яичники и маточные трубы справа без опухолевого роста. Прошу расскажите, что это всё значит. Мы в медицине не сильны, термины которые пишут врачи не понимаем, обьясните мамин диагноз, и подскажите чем ей можно помочь.
Ответ: Здравствуйте. Это довольно серьезный диагноз. И прогноз скорее всего неблагоприятный. Карциносаркома тела матки — это одно из наиболее злокачественных диагнозов в онкогинекологии, тем более с таким распростаранением.(опухоль проросла внутреннюю стенку матки, промежуточную (т.е. практически через всю толщу органа)стенку и спускается из матки на шейку матки — это говорит о выраженном распространении. Так как операцию сделали, необходимо ставить вопрос о дополнительном лечении — лучевая терапия, химиотерапия, симптоматическая терапия (обезболивание, витаминотерапия, жаропонижающие препараты и т.д._). Все эти вопросы вы должны решить со своим лечащим врачом, и не стесняйтесь его попросить, что бы он все объяснил,в этом нет ничего страшного.

Больше всех заболеть раком боятся врачи-онкологи

Царьград: Нобелевский лауреат по химии Томас Линдел выступил с критикой утверждения, согласно которому рак вызывают радиация, солнечный ультрафиолет или канцерогенная пища, и рассказал об исследовании агрессивных форм кислорода и воды. Он утверждает, что наука пока бессильна перед раком. Что вы об этом думаете?

Андрей Пылев: Спорное утверждение, но в то же время его нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть. Пока достаточно неплохо всё развивается, как пойдёт дальше – сложно понять.

Ц.: В последнее время, может, в связи с заболеваниями звёздных людей, пресса создала ажиотаж вокруг этой темы. Он не вызовет всплеска ненужных обследований со стороны людей, которые не очень в этом разбираются?

А. П.: Здесь есть несколько факторов, которым надо уделить внимание. Первое – это зачастую абсолютно некомпетентные, уводящие вообще не в ту сторону комментарии прессы, которая вроде как старается помочь наладить что-то, а получается только хуже. Второй момент – это огромное количество людей-канцерофобов, которые сами себе назначают кучу ненужных диагностических процедур. И третье – это недобросовестные частные клиники, которые паразитируют, с одной стороны, на информационной шумихе, с другой стороны, на человеческом невежестве и проводят абсолютно ненужные, неоправданные, не дающие никаких преимуществ скрининговые обследования, очень дорогие. Эта проблема действительно есть.

Ц.: Насколько полезны скрининговые обследования сами по себе?

Фото: Billion Photos / .com

А. П.: Скрининговое обследование – и это сейчас достаточно неплохо изученный вопрос – показано при определённом типе опухоли у определённой группы пациентов с определёнными факторами риска. Совсем небольшое количество нозологий действительно скринингуются. Но сейчас проводят скрининг по поводу всех онкологических заболеваний, например, скрининг опухолей головного мозга – это как-то странно и совершенно нелогично.

Конечно, если мы говорим о вреде скрининга, этот вред только эмоциональный и экономический. От лишнего УЗИ и сданной кучи анализов человеку плохо не будет. Но с другой стороны, и та информация, которую мы от этого получаем, зачастую не отвечает на вопросы. Человек, который сдаёт все существующие маркёры и видит, что один из этих маркёров превышает норму на десять процентов, делает вывод, что у него рак, немедленно бежит оформлять завещание и делать кучу ненужных инвазивных и иногда даже опасных диагностических процедур. Но самое главное, что человек действительно уверен, по крайней мере какой-то период времени, что он болен. А это совершенно неправильно.

Ц.: Есть мнение, что человек, который ищет рак, рано или поздно его найдёт. То есть можно себя настроить на это.

А. П.: Это не совсем так. Я, скорее, склонен разделять теорию, что если бы человек не умирал от других проблем, он в обязательном порядке, пусть через 100, пусть через 150 лет, до того или иного рака обязательно бы дожил. Настроить себя на рак – это чушь полная. Стресс, конечно, является одним из важных и доказанных факторов, увеличивающих риски, но настроить себя на рак, слава Богу, невозможно.

Ц.: Что делать канцерофобам, людям, которые каждую неделю-две находят у себя все признаки рака?

А. П.: Канцерофобам надо работать не с онкологом, а с психологом, в первую очередь.

Ц.: У нас это хорошо развито?

А. П.: Это не хорошо развито, но развивается. Объективно ситуация меняется в лучшую сторону, и всё больше и больше появляется опций получить качественную психологическую помощь – как для онкологических пациентов, так и для родственников, и для канцерофобов. Это действительно так. Опять же, здесь всё зависит от чистоплотности врача, потому что для той же коммерческой медицины, наверное, нет более привлекательного пациента, чем канцерофоб.

Ко мне периодически приходят пациенты, которые требуют немедленно сделать ту или иную процедуру. Я прекрасно помню пациента, который ходил ко мне с интервалами раз в несколько дней в течение нескольких месяцев. Абсолютно нормальный, социально успешный человек, но который был уверен, что у него рак печени, он просил сделать биопсию. Казалось бы, человек приходит, сам обращается, но задача врача – именно переубеждать, объяснять, что этого делать не нужно. При этом, естественно, соблюдать все принципы для онкологии, стараясь пациента не обидеть. На самом деле, не нужно делать то или иное диагностическое обследование только потому, что пациент этого хочет, если на эту процедуру нет показаний.

Ц.: Вы можете дать несколько советов для канцерофобов?

А. П.: Нет, здесь не надо давать советы. Такими пациентами должен в первую очередь заниматься психолог, онколог – во вторую очередь. Опять же, человек может бояться рака не из-за канцерофобии, а по каким-то объективным причинам. То есть мы должны всегда вникнуть в ситуацию и понять, не лежит ли за этой, как нам кажется, канцерофобией реальная проблема.

Ц.: В вашей практике были пациенты, которые, начитавшись статей в интернете, пришли с мнением, что у них есть рак, и действительно его находили?

А. П.: У меня были крайне мнительные пациенты, которые были уверены, что у них есть рак, и они избыточно регулярно проводили какие-то обследования. Одна из пациенток действительно обнаружила у себя таким образом рак молочной железы на ранней стадии.

Но по поводу скрининговых программ надо понимать, что этот вопрос достаточно серьёзно изучают. Есть серьёзные исследования, в каком случае скрининг действительно целесообразен, в каком случае он даёт ложно положительный результат, а в каком – ложно отрицательный, какой их процент. Далеко не при всех нозологиях скрининг уместен. Сейчас фактически мы говорим о скрининге в ряде случаев простаты, рака молочной железы. Для выявления рака толстой кишки возможна колоноскопия у людей старше сорока лет. Скрининг меланомы безусловно нужен определённой группе пациентов. Но опять же, это не должен быть тотальный скрининг. Скрининг рака желудка ни в одной стране мира не проводится у всей популяции, это абсолютно неразумно.

Фото: Image Point Fr / .com

Основная задача – проводить скрининговые обследования у определённых групп риска по тем или иным заболеваниям. Понятно, что если у человека, например, вирусный гепатит в анамнезе, и он длительное время с ним живёт, уже годы и десятилетия, то у него на порядки выше вероятность возникновения первичного рака печени, чем у условно здорового пациента. Поэтому таких больных надо более детально обследовать.

Ц.: Не является ли преувеличением, что нездоровый образ жизни вызывает рак? Есть же много пациентов, которые ведут здоровый образ жизни – и спортом занимаются, и правильно питаются – и всё равно заболевают?

А. П.: То, что рак возникает и у людей, ведущих здоровый образ жизни, совсем не значит, что нездоровый образ жизни никак не влияет на возникновение рака. Просто очень много разных факторов, которые приводят к развитию опухоли. И фактор внешнего воздействия – это определённый процент, достаточно небольшой, от всех причин. Поэтому, безусловно, если мы уберём такие очевидные вещи, как курение, злоупотребление алкоголем, нахождение под прямыми солнечными лучами без защитного крема, неправильное питание с избыточным количеством красного мяса или какого-то химически обработанного мяса, копчёного мяса, все эти факторы, которые мы знаем, – то, конечно, мы минимизируем риски по определённым типам опухолей. Точнее, несколько уменьшим. Но все остальные факторы, безусловно, останутся.

Ц.: По сравнению со статистикой, например, 50-летней давности, рака стало больше или его стали чаще диагностировать?

А. П.: Да, статистика пятидесятилетней давности была достаточно неполна и неточна, и мы действительно не имеем представления, сколько пациентов умирали от рака 50 лет назад и какие виды рака доминировали. Сейчас она более точная и полная.

В целом нельзя сказать, что речь идёт о какой-то эпидемии. Во-первых, об этом стали больше говорить. Во-вторых, улучшилась диагностика. Та же самая ранняя диагностика, выявление ряда заболеваний на ранней стадии, что несколько увеличивает общую цифру заболеваемости за счёт впервые выявленных больных. Но глобально улучшаются и результаты выживаемости этих пациентов, потому что чем раньше их начинают лечить, тем дольше они живут. В целом, какие-то заболевания несколько растут по статистике заболеваемости, какие-то уменьшаются. Но глобально мы примерно в той же поре находимся. Может быть, с небольшой тенденцией к росту.

В марте 2018 года хирург-онколог Андрей Павленко, за 20 лет своего хирургического стажа в онкологии успешно прооперировавший около 2 тыс. человек, узнал, что у него самого агрессивная форма рака желудка. После недолгой растерянности Андрей Павленко решил публично рассказывать обо всех этапах процесса своего лечения. Вместе с ним читатели и зрители его видеоблога узнавали о том, сколько сеансов химиотерапии было рекомендовано и как меняется самочувствие после каждой из них, как потом изменилась ситуация и что выбирал Андрей Павленко в качестве реабилитации после операции. В конце февраля этого года он со своим медиапроектом «Жизнь человека», созданным в партнерстве с сайтом «Такие дела», стал абсолютным — по итогам народного голосования и по выбору жюри — победителем второй всероссийской премии «Headliner года». Как изменить ситуацию в российской онкологии, чего не нужно бояться, узнав о диагнозе, и как выстраивать отношения с лечащим врачом — об этом и многом другом хирург-онколог и одновременно онкологический пациент Андрей Павленко рассказал корреспонденту “Ъ” Розе Цветковой.

— Почему люди почти всегда уверены в том, что рак — это смертельный диагноз? Ведь многие его формы поддаются успешному лечению. И почему, узнав о диагнозе, хотят ехать в Германию, Израиль, да куда угодно, лишь бы не лечиться дома? В чем причина: действительно нет прорывов в онкологии или же проблема в отсутствии внятной информации?

— Почему у нас не происходит прорывов в онкологии, я не знаю, не готов комментировать. Хотя наши молекулярные ученые действительно очень сильные. На Западе их берут на работу даже без подтверждения диплома. Мы, вероятно, просто остались на том же уровне, а мир за это время шагнул далеко вперед, в том числе и в методах лечения онкологических заболеваний.

Тем не менее 95% всех онколокализаций можно сегодня успешно лечить, и в России есть для этого и соответствующие клиники, и прекрасные специалисты, и лекарства. Но для пациента это всегда лотерея. Попадет он к хорошему специалисту или не очень, знает ли тот современные стандарты лечения, выберет ли он правильную тактику или же равнодушно скажет, что ничем помочь нельзя? Вот это неверие пациента в то, что ему могут и хотят помочь, усугубляемое к тому же еще и самим страхом вследствие онкодиагноза, толкает людей на самые отчаянные шаги. Их, к сожалению, можно понять.

— Так как же быть, если человек не надеется ни на государственную медицину, ни на себя? К тому же у доктора из-за установленных регламентов на прием пациента элементарно нет времени, чтобы по-человечески все объяснить смертельно испуганному человеку.

— Если у человека уже есть на руках рекомендация о методе его лечения, а он не захотел лечиться, все вопросы к нему самому. Заставлять бессмысленно: мы не можем в приказном порядке отправлять всех на лечение. Должны быть, безусловно, грамотное информирование и нормальные медиаресурсы. Чтобы человек мог вбить свой диагноз и первым ему не выскочил совет лечить тот же рак шейки матки содовым спринцеванием. Но никакой Роскомнадзор не блокирует эти сайты!

Вы бы знали, какую волну негатива я получил от таких лжецелителей, как только начал говорить на такие темы! Какие проклятия пишут на всех моих страницах в соцсетях. Потому что они знают, что их должно смыть в первую очередь, если у нас наладится нормальное информирование по всем вариантам лечения каждого онкологического больного.

У нас есть стратегия, которая принята и очень правильно декларируется. В ней говорится о глубокой информатизации здравоохранения. Это первое, с чего необходимо начинать. И это колоссальная работа, которая потребует невероятных финансовых и человеческих затрат. Необходимо создавать единые регистры, госпитальные базы данных, чтобы все было понятно и прозрачно: вот этот хирург провел такое-то количество операций, у него за определенный период такое-то количество осложнений, такое-то количество летальных исходов.

Если ввести такой регистр, то все будет автоматически подсвечено, кто есть хирург, а кто доктор просто на бумажке.

Как говорил академик Николай Амосов, не важно, кто ты, профессор или обычный врач, операционная всех равняет.

Но доктор не может принимать решения по варианту лечения. И если человек настроен на то, чтобы убедить врача в альтернативе, не надо его уговаривать. Человек должен принять решение сам, и, если он против, его не переубедить, надо его отпустить. Человек должен созреть для самостоятельного решения. А если даже заставить его лечиться, то в случае неблагоприятного исхода, если будут какие-то осложнения, вы можете себе представить, что он будет о вас думать, что будут думать его родственники, случись что-то непредвиденное? Врач может принимать решения только в ходе операции, там все понятно, и это в сфере его компетенции.

— Как менялось ваше отношение к лечению онкологических заболеваний после того, как вы узнали о собственном диагнозе? Не возникало желания, хотя бы однажды, уехать куда-то, чтобы наверняка было лечение?

— Нет. Я точно знал, как себя вести и что нужно делать. Приступ отчаяния если и был, то буквально несколько секунд. Я же врач и с диагнозом «рак» сталкиваюсь каждый день. Отношение ровным счетом никак не изменилось. Как правило, мы рекомендуем начинать делать скрининг, направленный на выявление бессимптомных опухолей, начиная с 40 лет. А мне на тот момент было 39.

Став, по его словам, «самым настоящим онкологическим больным», Андрей Павленко по-прежнему оставался руководителем онкологического отделения крупной университетской клиники в Санкт-Петербурге. Но вдобавок к обычным обязанностям он начал вести блог, чтобы люди с аналогичным диагнозом знали обо всех осложнениях, которые могут их ожидать, и как с ними бороться.

«Считайте это хроническим экспериментом»,— заявил он в своем видеоблоге и показал порт для внутривенных инфузий, установленный под кожу. А потом подробно рассказал о поэтапном плане лечения. В сентябре 2018 года после цикла из восьми химиотерапий, в результате которых опухоль уменьшилась более чем в два раза, Андрею Павленко была сделана операция. Учитывая распространенность опухоли, было принято решение полностью удалить желудок. И уже на третий день после операции, которая длилась более шести часов, зрители, в онлайн-режиме следившие за всеми перипетиями жизни Павленко, увидели, что он самостоятельно ходит по аллеям больничного парка.

«Новое поколение больше заботится о своем здоровье»

— Вы, профессионал-онколог, узнали о своей болезни почти случайно. А обычные люди до последнего не идут обследоваться, боятся. Почему? Не хотят услышать жуткое слово «рак»? Или дело в отношении к пациентам наших врачей, особенно в регионах, которые запросто могут сказать: чего ты сюда пришел, что тебе надо?

— Тут множество факторов. Во-первых, как выходцы из Советского Союза, мы привыкли перекладывать всю ответственность на государство, мы не привыкли решать свои проблемы сами, мы не хотим их решать. Нам легче делегировать их кому-то, у нас такой менталитет, что не позволяет думать о будущем, прогнозировать и планировать его.

Новое поколение, которое выросло в современной России, уже другое, они больше заботятся о своем здоровье, более продуманно относятся и к питанию, и к образу своей жизни. Они думают о будущем, пытаются видеть наперед.

Во-вторых, то, что происходило в медицине 1990-х, продолжается и сейчас: срабатывает то же всеобщее убеждение: хорошего доктора народ прокормит. Ну да, у нас появился Фонд обязательного медицинского образования, мы туда складываем деньги. Но по большому счету он не решает тех задач, которые должен решать. Это некая прослойка, которая аккумулирует колоссальное количество денег, но врачи и непосредственно государственные медицинские учреждения не получают достаточного финансирования. Зарплаты докторов, особенно в регионах, оставляют желать лучшего.

К тому же действительно существует некий регламент на прием больного, и врач обязан его соблюдать. В Санкт-Петербурге в онкодиспансере, например, это 12 минут. Как можно человеку что-то объяснить в такой временной промежуток?

А если говорить о материальных проблемах, то врач-онколог получает в регионах 25–40 тыс. руб., я это знаю не понаслышке. Можно ли прожить на эти деньги достойно — большой вопрос. Доктору надо жить, у него есть семья, дети, он должен ездить на конференции, на которые его никто бесплатно не отправит. У него нет даже возможности раз в год нормально отдохнуть всей семьей. Я вот не был в отпуске шесть лет, не мог себе позволить, потому что не было денег, чтобы поехать всем вместе куда-нибудь.

Для сравнения, онколог-хирург среднего звена в США получает $250 тыс. в год. Если разделить эти деньги по месяцам и сравнить с зарплатой нашего специалиста, на порядок меньше выходит.

В тех условиях, в которых сейчас находятся доктора, особенно в регионах, можно с уверенностью утверждать, что более 90% врачей — это профессионально выгоревшие люди.

Это не садизм, это выгорание, когда человек не хочет общаться с пациентом, потому что его труд не ценится ни обществом, ни государством, это полное отсутствие интереса к тому, что ты делаешь, понимание того, что, что бы ты ни делал, ничего не изменится.

— Вы же себя к этим 90% не относите?

— Во мне сейчас присутствуют многие признаки такого состояния, но они, скорее всего, связаны с болезнью. Это депрессивное состояние характерно для шестимесячного периода после окончания лечения, я сейчас нахожусь в глубокой эмоциональной яме. Я даже не ожидал такого эмоционального спада.

— Простите за это замечание, но я заметила, что за месяц с последней нашей встречи вы, кажется, похудели.

— Это закономерное течение восстановительного периода после лечения. Я за неделю скинул два килограмма. Это последствия такого интенсивного периода, в котором мне нельзя пока находиться, с восьми утра до двенадцати ночи я был активен. Был постоянно на ногах, так совпало.

— Очень многих потрясает, что вместо того, чтобы сосредоточиться на своем лечении, вы столько сил отдаете публичному раскрытию проблем в онкологии. Сложно вести открытый видеорассказ о своей болезни, писать, постоянно обнажать не только свою жизнь, но и жизнь семьи?

— Для меня это действительно трудно. Я никогда не был публичным человеком и не стремился к этому. Мне было очень сложно стать тем, кто рассказывает фактически обо всех своих мыслях в публичном пространстве. И конечно же, непросто это не только для меня, но и для семьи. Что требовало дополнительных эмоциональных сил и энергии.

Но я понимал, что кто-то должен начать, публичная болезнь позволяет обнажить все острые моменты. Я ведь все-таки доктор и знаю, что мы должны делать. Многие скользкие и негативные моменты в нашей медицине, онкологии я и обнажил в процессе ведения своего блога. Я знал, что это делать необходимо, и лучший повод, пожалуй, даже сложно было себе представить.

Анна Гекечкори, жена Андрея Павленко:

…Это был обычный день. Мы ехали с Андреем в детский магазин купить малышу памперсы и что-то по мелочи. Андрей сразу начал разговор спокойно, даже немного с улыбкой. Просто сказал, что у него, по предварительному заключению, рак. И добавил: у нас есть два года!

Что я испытала, сложно передать. Это смогут понять только те, кто сам столкнулся с подобным заболеванием своих близких. Шок! Ужас! Страх! На тот момент нашему сыну было полгода. На мгновение жизнь остановилась…

Я смутно помню дальнейшие события этого дня. Не могла, не хотела принимать тот факт, что болезнь, с которой Андрей помогал бороться каждому, кто к нему обращался, коснулась его самого.

«Не может быть! Почему это произошло с моим любимым, родным человеком?! — пульсировало в голове.— Это, наверное, ошибка в диагностике!»

Инстинктивно, не зная, что делать, как вести себя, я стала проявлять излишнюю опеку и заботу. На что Андрей отреагировал сразу, сказав с улыбкой: «Не относись ко мне так, я обычный человек».

И это было правильным замечанием. Я поняла, что своими действиями не придаю сил Андрею, а лишь нагнетаю ситуацию. Стала искать ответы по теме в соответствующей литературе, но все время казалось, что это не про моего мужа.

Так что все этапы переживаний, начиная с отрицания, шока и до принятия болезни, мы прошли.

Андрей не просто человек, узнавший о своем диагнозе. Он великолепный специалист в своем деле, он хирург-онколог, знающий о раке все. Своего врага он знал изнутри, и к моменту, как он озвучил мне свой диагноз, у него уже был сформулирован план действий. Его уверенность придала сил нам всем. В нашей семье так повелось: не поддаваться панике и не впадать в бездействие. И все равно было сложно принять тот факт, что болезнь мы упустили.

Андрей большую часть своей профессиональной деятельности посвятил проблемам онкологии желудочно-кишечного тракта. Поддерживал своих пациентов и не давал падать духом ни им самим, ни их близким. Говорят, есть врачи от Бога. Уверена, что мой муж — именно такой человек! Столкнувшись с болезнью лично, Андрей точно знал, что делать: как бороться, что может быть дальше.

Возникла идея вести блог, чтобы дать возможность тем, кто болен, иметь больше информации. Так Андрей стал пациентом в публичном пространстве.

Мой муж заразил меня уверенностью и силой, а вера и надежда нас никогда не оставляли. Дома запрета на обсуждение болезни отца нет. У нас трое детей, и в нашей семье есть теплая традиция — раз в неделю, а если получается, и чаще за чаем обсуждать события и проблемы, произошедшие в жизни домашних.

Нашей старшей дочери Софье скоро исполнится 14 лет. Мы с Андреем приняли решение не скрывать от нее его болезнь. Постарались, насколько это возможно в данной ситуации, максимально безболезненно ввести ее в курс дела. Андрей начал разговор с дочерью один на один, я подключилась в конце беседы. Он объяснил, что ему предстоит пройти и насколько для него важна ее поддержка.

Я думаю, осознание серьезности положения пришло к Софье позднее, когда информация о болезни Андрея, порой не вполне корректная, появилась в информационных сетях, на телевидении. Софья эмоционально привязана к отцу, как и остальные детки. Хорошо, что они пока не понимают, с чем нам пришлось столкнуться.

Я не могу сказать, что внутри семьи общение как-то изменилось. У нас все по-прежнему: отец — глава семьи, его слово решающее. Но при этом мы с Андреем всегда готовы к компромиссам, к обсуждению трудных вопросов. В связи с высокой занятостью нашего папы мы постарались часть семейных дел распределить, сняв с Андрея решение тех вопросов, где сможем разобраться сами. Вместе с девочками придумываем блюда с наибольшей калорийностью. Старшая дочь ведет дневник веса папы — это очень важный момент в жизни нашей семьи.

Жизнь продолжается, и мы дорожим каждым прожитым днем, каждым часом, проведенным вместе! Наверное, мы стали больше ценить время.

«В профессиональном плане я действительно тороплюсь, я не знаю, сколько у меня времени»

— Насколько изменилась ваша жизнь после того, как вы стали еще и пациентом? Вы торопитесь озвучивать проблемы в хирургической онкологии, потому что в каком-то смысле вам есть что терять?

— Возможно, так и есть. Может быть, это такой крик человека, который видит, как все происходит.

В профессиональном плане я действительно тороплюсь, я реально не знаю, сколько у меня времени. Потому что третья стадия, как говорят, это в лучшем случае 50 на 50. В реальности статистика более пессимистичная.

— А каково жить с ощущением более сжатого времени? То, что ритм жизни убыстрился, сильно давит?

— Я не чувствую над собой дамоклова меча, если можно так выразиться. Это не позволило бы мне продуктивно работать. Я пытаюсь об этом не думать. Я просто знаю об этом и пытаюсь делать то, что должен. Я стараюсь жить максимально полноценной жизнью.

— Вас называют одним из лучших хирургов-онкологов в стране. Какие профессиональные характеристики входят в это определение? Спрашиваю не для того, чтобы вы сами себя похвалили, а ради объективности.

— Хорошие результаты после проводимых операций — это самый главный критерий для хирурга-онколога. У нас же нет объективной статистики, ее никто не ведет. Это исключительно репутационная составляющая. У меня репутация доктора, который хорошо проводит сложные операции, без осложнений и летальных исходов. Хотя это не значит, что их нет вообще. Осложнения и летальные исходы есть у каждого хирурга, это некоторая неизбежность, увы, при особо запущенных случаях. Я этого не скрываю, но меня знают, я выезжаю в регионы и обучаю на мастер-классах молодых онкологов, приезжаю оперировать во многие областные больницы. У меня есть YouTube-канал, где я выкладываю свои операции.

— То есть вы стремились публично делиться опытом еще до вашего диагноза?

— Все верно. И профессиональное отношение, и привитие нормальных, качественных навыков молодежи — это всегда было моим стремлением, и я все делал для того, чтобы научить молодых коллег тому, что знаю и умею сам: как правильно оперировать, как прогнозировать возможность осложнений и т. д.

Хирург не должен браться за операции вдруг. Он должен четко понимать, что он сможет выполнить конкретный объем. Если он сомневается, что эта операция ему по плечу, то он не должен за нее браться.

Знать границы своей компетенции — самое важное качество для любого хирурга. Я бы никогда не взялся и не брался за напрасные операции.

Что это значит? Это те операции, которые не принесут больному излечения. Если есть хоть малейший шанс и я понимаю, что эта операция может принести излечение, тогда я за нее возьмусь.

— Вы этому намерены учить молодых специалистов в своей Школе практической онкологии? У вас уже много своих учеников?

— Да, в нашей школе пациентоориентированности будет посвящен отдельный курс. А что касается учеников, очень многие хотят записаться в ординатуру к нам в отделение. К сожалению, всех мы принять не сможем.

Что такое Школа практической онкологии (ШПО)

— А как их выращивать — элитных хирургов-онкологов?

— Это не элитные, это просто нормальные хирурги. Это те, кто умеет общаться с больным, слушать больного, умеет с ним разговаривать, понимает, как планировать операции. Таких высококлассных хирургов надо реально взрастить. Вот он окончил ординатуру, получил диплом, но он еще не хирург, а пока еще только заготовка. Мало кто уже умеет оперировать в этот период, мало кому дают это делать. Важно, чтобы в голове у него были правильные мысли, важно, чтобы в руках уже были базовые навыки. Мы не будем учить их вязать хирургические узлы, это бессмысленно. Они должны уметь это до поступления в школу. Это должен быть абсолютно мотивированный и точно понимающий, что он хочет стать хирургом-онкологом, человек.

— Оказавшись в каком-то смысле ближе к онкологическим пациентам, стали ли вы относиться к ним с большим состраданием? Понимать их страхи и боль более отчетливо?

— Мое отношение к больным в общем-то не поменялось. Оно всегда было сочувственным, я по-особенному относился ко всем своим больным и пытался вникнуть в проблему каждого, кто ко мне приходил.

— Слышала, что вы решили стать хирургом еще в первом классе. Как такая мечта возникла? Вы любили резать лягушек, чтобы изучать их внутреннее строение?

— Дело совсем не в лягушках (смеется). С моим желанием был связан такой эпизод, когда я действительно был еще первоклашкой. У нас в школе была учительница музыки, которая очень интересно нам, совсем еще малолеткам, пыталась привить любовь к музыке. Ставя какое-то произведение, она просила нас закрыть глаза и потом рассказать о том, что мы чувствовали, слушая. И это были очень классные ощущения.

Однажды она поставила «Реквием» Моцарта. Это очень серьезное произведение, громоздкое, массивное для детского восприятия. И она первой начала озвучивать свои ощущения: представьте себе, говорит, операционный стол, на нем лежит больной, и идет самая настоящая борьба между жизнью и смертью.

В финале «Реквиема» смерть, как мы знаем, победила. И вот тогда-то у меня возникло очень четкое неприятие случившегося: так быть не должно! И я сам себе сказал: хочу, чтобы побеждала жизнь! И я решил — вполне осознанно, я даже помню позу учительницы, как она стояла, когда все это рассказывала, эта картинка прямо сейчас даже всплывает у меня в мозгу — стать хирургом.

— И вы им стали. Не жалеете, хотя бы иногда, когда нет денег на отпуск или когда нет просвета в операционных буднях, что не выбрали другую профессию?

— Нет! Я точно знаю, что никем бы не смог быть в этой жизни, кроме как хирургом. Так все и было: и денег не всегда было достаточно, и дома не так часто бывал, как хотелось бы. Это происходило на протяжении всей моей профессиональной жизни, но я к этому привык. Важно же не просто быть хирургом, а еще и остаться при этом человеком.

Сейчас многие хирурги так работают, что, являясь профессионалами в плане хирургических навыков, могут запросто сказать, что, если им не принесут определенную сумму, они не будут оперировать. Для меня это всегда было неприемлемо.

— Хотите сказать, что никогда не брали конвертов, в которых лежала денежная благодарность от пациента?

— Безусловно, были конверты, без этого моя семья не выжила бы, я этого не скрываю. Но все это было потом, после операции, а не преподносилось как обязательное условие. И даже если меня пытались убедить в том, что заплатят любые деньги, лишь бы я оперировал, всегда объяснял, что качество операции никак не может зависеть от толщины конверта.

«Мнение о фатальности онкологических заболеваний неверно»

Члены Российского общества клинической онкологии рассказывают о лечении самых часто диагностируемых видов рака

— А как вообще строится беседа с вашим потенциальным пациентом? Вы же даже свой блог назвали «Жизнь человека» — и вот он приходит, ему очень страшно, и по большому счету он даже не хочет слышать, что вы ему скажете. С чего вы начинаете с ним разговор?

— Меня никто не учил общаться с больным. Нас, онкологов, вообще этому не учили, да и сейчас не учат. А разговаривать нужно уметь, тем более с человеком, которому страшно, который боится всего, что ты ему сейчас скажешь. В таких случаях крайне важен прямой визуальный контакт. Пациенту не нужно, чтобы ты утыкался в бумажки и что-то там говорил на языке медицинском, ему непонятном. Он хочет видеть глаза врача, который объяснит ему все так, чтобы стало понятно. Объясняю, что бояться можно, нельзя паниковать! Важно получить от доктора все ответы на волнующие вопросы. Пациент должен сам выбрать вариант, а врач обязан ему объяснить все положительные и отрицательные стороны этого направления.

Я всегда говорю: бойтесь тех, кто говорит безапелляционно и обещает, что вы будете жить долго и счастливо.

Каким должен быть диалог между больным и доктором, во многом зависит от человеческих качеств обеих сторон, но врача всегда можно и нужно научить вести себя корректно и профессионально.

— Возвращаясь к теме профессионального выгорания, приходится констатировать: таких, как вы, участливых к проблемам своих больных, к сожалению, мало. Получается замкнутый круг. Люди не хотят идти к доктору, потому что не уверены в его профессионализме, а врач, махнув на все рукой, не хочет самообразовываться, развиваться. Вы же сами недавно говорили о том, что только около 5% молодых специалистов знают иностранный язык.

— Максимально информированным должен быть не только врач, но и человек, приходящий к нему на прием. За время болезни я узнал многое из того, о чем подозревал, но убедился, только лежа на больничной койке в качестве онкологического пациента. Я узнал, что наши больные находятся сегодня в сложных условиях. Им мало что объясняют и перед операцией, и после нее.

Меня поразило, что у нас нет достаточного психологического сопровождения для пациентов, которые попадают в депрессивную яму, им практически никто не помогает из нее выбраться.

Знаю, что моя история побудила многих онкопациентов, особенно тех, у кого такая же ситуация — рак желудка, метастазы в лимфоузлах,— прийти к своему лечащему доктору на местах и сказать: мне, пожалуйста, ту же схему лечения, что у Павленко.

И никто из врачей не сопротивляется, все понимают, что информирование должно быть полноценным. И гайдлайны должны быть расписаны не только для врачей, но и для пациентов. Для них тоже должны быть созданы гайдлайны, написанные простым языком. Как себя вести в той или иной ситуации при постановке диагноза? Как переживать химиотерапию? Что необходимо знать об осложнениях, как с ними бороться? Как разговаривать с врачом, в конце концов? Вот это все нужно делать, и я знаю, что есть люди, которые начинают над этим работать. Это, например, Михаил Ласков, руководитель Клиники онкогематологии и химиотерапии, он один из тех, кто нашел финансирование для перевода иностранных гайдлайнов для пациентов в таких ситуациях.

— Вы поэтому решили создать CancerFund, который будет помогать молодым и талантливым хирургам-онкологам развиваться? Или же это немного от отчаяния?

— Здесь совпали эти оба фактора. Раз уж появилась возможность говорить об этом громко, потому что обо мне узнали, то почему не попытаться? Может быть, эта инициатива и не будет доведена мною до какого-то логического завершения, но есть надежда, что кто-то другой подхватит. Почему эту идею до сих пор никто не реализовал, тоже очень просто объясняется: на этом много не заработать.

Если мы берем клиническую практику в онкологии и сравниваем, например, с big-фармой, то понятно, почему фармакологические гиганты заинтересованы в исследованиях в своей отрасли: для того чтобы получить молекулу, которую потом можно успешно продать. А в клинической онкологии ты ничего не продашь. Это будут просто новые методы лечения, которые будут зарегистрированы и которые покажут лучшую эффективность и будут внедрены в практику.

— Верите в возможность чуда в своем случае?

— Нет, как доктор я не верю в такие вещи ни на своем примере, ни на каких-то других. Потому что прекрасно понимаю, что все, что происходит с больным, можно объяснить с точки зрения медицины.

— А разве вера в чудо не должна поддерживать человека даже при таком страшном диагнозе?

— Отнимать у человека веру ни в коем случае нельзя. Он должен верить, если ему так легче, это очень здорово. Это решение части проблем онкопсихологического сопровождения, когда вера в Бога или вера в чудо помогает больному находить силы для лечения. Доктор не должен вмешиваться в идеологические или религиозные убеждения человека. А вот воззрения и мысли доктора пусть так и останутся при нем.

Что такое онкологические заболевания? Онкологическое заболевание – это аномальный рост клеток. Раковые клетки очень быстро делятся – даже тогда, когда им не хватает места или питательных веществ. Они игнорируют сигналы, которые отправляет им организм, и продолжают безостановочно расти и размножаться. Онкологические клетки обычно отличаются по форме от здоровых клеток. Они плохо выполняют свою функцию и быстро распространяются по организму. Опухоли, или новообразования, – это патологические наросты ткани, способной стать раковой. Организм не может контролировать разрастание такой ткани.

Онкология – это отрасль медицины, изучающая методы диагностики и лечения рака.

Что означают термины «доброкачественный» и «злокачественный»?

Опухоли бывают доброкачественными (не раковыми) или злокачественными (раковыми). Доброкачественные опухоли медленно растут и не распространяются по организму. Злокачественные опухоли растут очень быстро. Они внедряются в соседние здоровые ткани, разрушая их, и распространяются по всему телу.

Что означают термины «местно-распространенный» и «метастатический»?

Рак является злокачественным потому, что он может стать местно-распространенным и метастатическим:

  • Местно-распространенный рак. Опухоль внедряется в соседние ткани, выпуская «щупальца» из раковых клеток внутрь здоровых органов.
  • Метастатический рак. Опухоль отправляет раковые клетки в другие ткани. Метастазы (вторичные опухоли) могут образоваться на большом расстоянии от первичного новообразования.

Расскажите русскоязычному консультанту Ассоциации Врачей Израиля свою историю болезни. После медицинского консилиума он сможет предоставить индивидуальный план лечения.

Обратиться в Ассоциацию

Что такое первичная опухоль?

Опухоль, возникшую в самом начале развития рака, называют первичной. Ее клетки могут сорваться с места и отправиться путешествовать по организму. Когда они закрепляются на других внутренних органах, формируются вторичные опухоли – метастазы. Перед тем, как образовать метастазы, раковые клетки перемещаются от первичной опухоли к другим внутренним органам по системе кровообращения или по лимфатической системе. Лимфатическая система – это сеть тонких сосудов, выводящих отходы жизнедеятельности клеток. Лимфа поступает из маленьких сосудов в крупные, а из крупных сосудов – в лимфоузлы. В конечном итоге лимфа попадает в кровоток.

Врач-эксперт онкологического отделения МЦ «Ихилов»

Как называются разные онкологические заболевания?

Название рака указывает на ту часть тела, где образовалась первичная опухоль. Когда рак распространяется, он сохраняет свое название. Например, если раковая опухоль почки образовала метастазы в легких, пациент по-прежнему болен раком почки, а не раком легких. (В данном примере злокачественное новообразование в легком является вторичной опухолью).

Определение стадии – это процесс установления факта и степени распространения рака. Существует несколько систем стадирования онкологических заболеваний. Характеристики каждой стадии зависят от разновидности рака.

Самы распространенные виды рака

У мужчин:

24% Органы мочеполовой системы 17,6% Трахеи, бронхов, легкого 14% Предстательной железы 10,1% Кожи 7,8% Желудка 6,3% Ободочной кишки

У женщин:

25% Органы мочеполовой системы 21% Молочной железы 16,4% Меланома 7,7% Тела матки 7,1% Ободочной кишки 5,3% Шейки матки

Рак – это не одна-единственная болезнь. Это целая группа заболеваний со схожими чертами. При любой онкологической патологии часть клеток в организме претерпевает неестественные изменения и выходит из-под контроля. Классификация онкологических заболеваний основана на типах тканей или жидкостей, в которых впервые произошла аномалия. Некоторые виды рака поражают только определенные части тела. Существуют и смешанные разновидности. Ниже приведена классификация онкологических заболеваний, основанная на типах пораженных тканей.

  • Карцинома. Карцинома – это рак так называемой эпителиальной ткани. Эпителий покрывает внутренние органы, железы и другие структуры. Например, рак слизистой оболочки желудка является карциномой. Различают два основных вида карцином: плоскоклеточные карциномы и аденокарциномы. Рак этого типа часто поражает органы или железы, ответственные за выработку определенных веществ. Сюда относятся и молочные железы. Карциномы составляют от 80 до 90% всех онкологических заболеваний.
  • Саркома. Саркома – это злокачественная опухоль, растущая из соединительных тканей. К соединительным тканям относятся хрящи, жировая клетчатка, мышцы, сухожилия и кости. Самая распространенная саркома – опухоль кости – чаще всего встречается у молодых взрослых. В качестве примера саркомы можно привести остеосаркому (рак кости) и хондросаркому (рак хряща).
  • Лимфома. Лимфома – это рак лимфоузлов, входящих в лимфатическую систему. Лимфатическая система отвечает за выработку лейкоцитов и очищение телесных жидкостей. Некоторые лимфомы образуются в лимфоидной ткани, входящей в структуру некоторых внутренних органов. К таким внутренним органам относятся, например, головной мозг и желудок. Онкологические заболевания этого типа делят на две категории: лимфомы Ходжкина и неходжкинские лимфомы.
  • Лейкоз. Лейкоз также известен под названиями «лейкемия» или «рак крови». Это рак костного мозга, препятствующий нормальной выработке эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов. Лейкоциты необходимы для борьбы с инфекциями, эритроциты – для предотвращения анемии, тромбоциты – для защиты от множественных гематом и кровотечений. В качестве примеров заболевания можно привести острый миелоидный лейкоз, хронический миелоидный лейкоз, острый лимфобластный лейкоз и хронический лимфобластный лейкоз. Термины «миелоидный» и «лимфобластный» указывают на вид пораженных клеток.
  • Миелома. Миелома – это заболевание плазматических клеток костного мозга. В ряде случаев аномальные клетки собираются в одной кости и образуют опухоль. Такая опухоль называется плазмоцитомой. В большинстве случаев, впрочем, патологические клетки оседают в разных костях и формируют множество опухолей. Такая болезнь называется множественной миеломой.

Диагностика — это очень важный этап в успешном лечении рака. 57% онкологических диагнозов не подтверждаются в Израиле. Обратитесь в Ассоциацию Врачей Израиля, чтобы пройти диагностику у опытного онколога. Русскоязычный переводчик предоставляется бесплатно.

Обратиться в Ассоциацию

Какие причины развития рака?

Выделить одну-единственную причину развития рака невозможно. Ученые считают, что раковые опухоли образуются на фоне взаимодействия нескольких разных факторов – наследственных, экологических и бытовых.

Заведующий онкологическим департаментом МЦ Ихилов-Сураски

Какие обстоятельства повышают риск развития рака?

32% Курение 20% Ожирение 16% Патогены 5% Малоподвижный образ жизни 5% Несбалансированное питание 5% Неблагоприятные условия труда 3% Алкоголь 3% Репродуктивные факторы 3% Ультрафиолетовое излучение 3% Загрязненность окружающей среды 3% Медицинские препараты 3% Другие факторы

Развитие некоторых онкологических заболеваний связано с определенными факторами риска. Фактор риска – это любое обстоятельство, повышающее вероятность образования злокачественной опухоли. Фактор риска не всегда напрямую вызывает рак, однако в ряде случаев его наличие способствует развитию патологии.

Людям, относящимся к группе риска, рекомендуется регулярно приходить на скрининговые обследования. Поможет и борьба с некоторыми факторами риска. При условии раннего обнаружения рак, как правило, хорошо поддается терапии. К факторам, повышающим вероятность развития рака, относятся:

  • Бытовые факторы. Сюда относится курение сигарет, рацион, богатый жирами, а также воздействие ультрафиолетового излучения (солнечных лучей). Бытовые факторы риска имеют значение только для взрослых. У большинства детей с онкологическими заболеваниями еще не было возможности испытать на себе долгосрочное влияние бытовых факторов.
  • Наследственные факторы. Семейная история болезней, наследственность и генетика играют важную роль в развитии некоторых раковых опухолей. Определенные онкологические заболевания передаются из поколения в поколение. Ребенок может унаследовать генетические патологии родителей. Тем не менее, это не означает, что человек с семейной историей рака обязательно заболеет и сам. Наследственность всего лишь повышает риск образования опухоли. Наука пока не знает, какие обстоятельства являются определяющими. Болезнь может быть как логическим следствием генетической мутации, так и случайностью.
  • Вирусные инфекции. Некоторые злокачественные опухоли образуются в результате заражения организма определенными вирусами. К наиболее опасным микроорганизмам относятся вирус папилломы человека (ВПЧ) и ВИЧ – вирус, вызывающий СПИД. Эти вирусы способны изменять клетки человеческого тела. Измененная клетка со временем превращаются в раковую – и начинает безостановочно делиться, образуя еще больше раковых клеток. Рак не заразен. Его нельзя «подхватить» от другого человека.
  • Экологические факторы. Люди, занятые на некоторых производствах (например, маляры, фермеры, строители и все, кто работает в химической промышленности), входят в группу повышенного риска. Риск связан с воздействием вредоносных химических веществ. Существуют и другие экологические факторы – например, воздействие радона (радиоактивного газа).

Руководитель Института по лечению злокачественных заболеваний кожи «Элла»

Как гены влияют на рост раковой опухоли?

Определенные гены способствуют развитию рака. Почти во всех злокачественных опухолях есть какая-либо генетическая аномалия. Незначительная часть таких аномалий передается от родителей к детям. Остальные мутации происходят случайно.

Клеточный рост регулируется тремя группами генов. При некоторых онкологических заболеваниях эти гены мутируют, то есть претерпевают неестественные изменения. К таким генам относятся:

  • Онкогены. Эти гены контролируют нормальный рост клеток. Ученые утверждают, что онкогены – это своеобразная «кнопка включения» рака, существующая в любом организме. С другой стороны, до сих пор неизвестно, какой именно фактор «включает» эту «кнопку».
  • Гены-супрессоры опухолевого роста. Эти гены вычисляют очаги патологического роста и чересчур быстрого деления поврежденных, или злокачественных, клеток. Гены-супрессоры опухолевого роста препятствуют развитию рака. Опухоль, впрочем, продолжает расти, если эти гены повреждены и плохо выполняют свою функцию.
  • Гены репарации ошибочно спаренных нуклеотидов. Эти гены выявляют ошибки, происходящие в процессе копирования ДНК с целью создания новой клетки. Если новая ДНК не полностью соответствует старой, гены репарации устраняют несоответствие и исправляют ошибку. Если эти гены плохо справляются со своими обязанностями, ошибки в ДНК повторяются во многих клетках. В результате клетки повреждаются.

В большинстве случаев организм строго контролирует число клеток, из которых состоит тело. Новые клетки необходимы для нормального роста и развития. Кроме того, они заменяют умирающие клетки. Рак – это потеря баланса. Патологический процесс начинается тогда, когда генетические изменения «склоняют чашу весов» в сторону чрезмерного клеточного роста.

В Ассоциации Врачей Израиля состоит 24 ведущих онколога страны, оставьте заявку ниже и мы свяжем Вас с врачом, который «специализируется» на лечении конкретного типа рака. Русскоговорящий переводчик предоставляется бесплатно.

Консультация врача

Чем рак у детей отличается от рака у взрослых?

Диагностика, прогноз и лечение онкологических заболеваний у детей имеют свои особенности. Главные отличия – показатели выживаемости и причина развития рака. Пятилетняя выживаемость детей с онкологическими заболеваниями составляет около 83%. Пятилетняя выживаемость взрослых, болеющих раком, достигает приблизительно 68%. Вероятно, разница продиктована тем фактом, что рак у детей лучше поддается лечению. Кроме того, дети лучше переносят агрессивную терапию.

У детей патологический процесс чаще всего начинается в стволовых клетках. Это простые клетки, отвечающие за выработку более специализированных клеток, необходимых для нормальной жизнедеятельности организма. Случайная мутация стволовой клетки часто приводит к развитию рака. У взрослых озлокачествляются преимущественно эпителиальные клетки. Эпителий устилает различные полости и покрывает поверхность тела. Эпителиальные клетки содержатся в оболочках внутренних органов, желез и других структур. Онкологические заболевания у взрослых обычно развиваются под воздействием неблагоприятных факторов, повреждающих эпителиальные клетки. По этой причине рак у взрослых иногда называют «приобретенным».

Ассоциация Врачей Израиля предоставляет вам бесплатную возможность записаться на диагностику и лечение онкологических заболеваний, заполнив форму ниже.